Пресса о нас

Свет в конце аллеи

Источник

18 ноября 2016 года в Кировском драматическом театре состоялась премьера спектакля «Тёмные аллеи Бунина». Автор постановки — главный режиссер драмтеатра Константин Солдатов. В последнее время репертуар драматического театра пополняется весьма активно. «Старший сын», «Золушка», «Жизнь прекрасна», «Джульетта выжила», «Божье дерево», «Клятвенные девы»... Однако изменения коснулись не только репертуара. Легко заметить, что в последних сезонах публика драмтеатра стала значительно шире и разнообразней, в театр приходит новый зритель и каждый находит себе спектакль по душе. Подростки — бунтарскую современную «Золушку», молодежь – оригинальную и смелую «Джульетту», зрители постарше – серьезное «Божье дерево». Тем интереснее узнать, для кого же новая премьера?

Белые тюлевые занавески создают прямую линейную перспективу, подчеркивают глубину сцены и оформляют пространство, в котором и будут разворачиваться бунинские любовные сюжеты: драматичные, нелепые, смешные, трогательные (художник — Арина Слободяник). На сцене вырисовывается треугольник – красноречивый символ любовных коллизий. Белый цвет занавесок-кулис перекликается с белыми холстами на мольбертах, белыми платьями танцовщиц. Весь спектакль пропитан духом импрессионизма: мизансцены напоминают картины Ренуара, Моне и Дега. Сцены в ресторане похожи на «Бал в Мулен де ла Галетт», а танцовщицы в белых пачках вызывают в памяти балетные сцены Дега. Танцовщицы (Марианна Узун, Светлана Лаптева, Ирина Якубенко, Анастасия Шеронова и Екатерина Никонова) не останавливаются на балетных па и на сцене в декорациях парижского ресторана танцуют контемпорари-дэнс (хореографом спектакля выступила Дарья Матанцева, известная кировскому зрителю как участница танцевального проекта «Миграция»). Этот несколько неожиданный ход оказывается абсолютно оправданным, ведь с одной стороны, современный танец освежает спектакль и будоражит зрителя, а с другой стороны, философия контемпорари-дэнс, провозглашающая свободу, правдивость и искренность движений удивительным образом согласуется с духом импрессионизма. Героини появляются на сцене то как танцовщицы, то как действующие лица того или иного рассказа, а то и совмещая эти роли. Так например, героиня рассказа «Мадрид» девица Нина (Марианна Узун) появляется перед зрителем в нелепом красном платье, неловко сидящем на стройной девушке, а когда Писатель (Владимир Жданов) приводит девушку к себе в номера, под платьем обнаруживается все та же белая пачка. Но подлинная красота движения кроется вовсе не в балетных па. Когда героиня ложится на кушетку и ждет своего кавалера, она начинает разглядывать свои руки, вытянутые вверх, и в этом плавном, завораживающем движении пальцев, запястий, локтей и есть настоящий танец – искренний, непосредственный и живой. 

Спектакль с полотнами импрессионистов роднит и тонкая работа со светом (художник по свету — заслуженный работник культуры Людмила Еремеева). Импрессионисты придавали освещению огромное значение, это помогало им писать жизнь, воссоздавать неуловимую живую изменчивость. И в спектакле «Тёмные аллеи» свет играет первостепенную роль: особенным образом освещенные декорации кажутся невесомо-прозрачными, легкими и воздушными, но свет меняется и легкие белые занавесы превращаются то в мистические, зеленоватые и зыбкие, то в уютно-желтые, то в помпезные золотые. Декорация остается условной, и эта условность комплиментарна по отношению к природе бунинских рассказов, вся суть которых – передача не бытовых деталей и подробностей, но впечатлений и чувств. 

Прекрасный пример работы со светом можно увидеть в рассказе «Генрих». История начата в невесомых и прозрачных декорациях, созвучных характеру Глебова (Иван Шевелев) – легкомысленного писателя, перед отъездом за границу бесконечно прощающегося с многочисленными пассиями. Белый свет, которым залита сцена, как нельзя лучше создает беззаботную радостную атмосферу. Однако действие движется, атмосфера нагнетается и рассказ завершается уже в темных тонах. Прозрачные занавески в мрачном освещении кажутся тяжелыми, графитово-серыми портьерами и в этих декорациях новость о роковом событии, вычитанная в вечерней газете, звучит особенно жутко, неотвратимо и фатально. 

Композиционно спектакль построен на повторении фрагментов: не успела завершиться история Гали Ганской, а уже в подхват начата другая – «В Париже», а там подоспевает и третья – «Кавказ». И все истории похожи между собой, все они – об одном. И эти повторы, калейдоскопически меняющиеся сюжеты рисуют жизнь, многообразную, но тем не менее бесконечно повторяющую самое себя. Однако каждая история, выхваченная из потока жизни, завершена и уравновешена, а переплетение эпизодов, их связь, создает цельное полотно бунинских рассказов. Камертоном спектакля становится небольшой рассказ «В Париже». Николай Платоныч (Владимир Смирнов) – отставной генерал, пишущий мемуары, немолодой и одинокий человек встречает Ольгу Александровну (Галина Мельник) уже не юную, но весьма привлекательную женщину, замужнюю, но волею судеб ведущую одинокую жизнь. Роман, внешне рассудочный, но на самом деле быстрый и страстный, захватывает героев. Лаконичные скупые монологи осмысленны эмоциональны и наполнены, они не позволяют зрителю оторваться от действия. Несмотря на то, что история «В Париже» отличается краткостью, проходным эпизодом она не оказывается, напротив – кажется, что именно она и есть весь первый акт. Частная история о случайной, но яркой поздней любви выходит на первый план благодаря прекрасному актерскому дуэту и верно взятому темпу повествования.

Жаль, что некоторые рассказы несколько блекнут от соседства с такой сильной и яркой работой. Рассказы «Галя Ганская» и «Кавказ», «Руся» и «Антигона» отходят на второй план, но зато они выгодно подчеркивают и оттеняют другие истории – «Муза», «Мадрид», «Генрих». Сюжетные перипетии не так важны, важны чувства, образы и эмоции, оттого-то наиболее незатейливые сюжеты получаются самыми запоминающимися и яркими. А главные роли во всех этих историях отведены, конечно же, женщинам. Перед зрителем проходят одна за другой прекрасные героини Бунина: яркая, напористая и непосредственная Муза Граф (Светлана Лаптева), страстная, но внешне холодная и ироничная журналистка Генрих (Ирина Якубенко), наивная, смешная и трогательная Нина (Марианна Узун). Говоря о спектакле, невозможно не отметить работу Светланы Золотаревой: она выходит на сцену дважды – в роли Надежды (рассказ «Темные аллеи») и в роли странницы Машеньки («Баллада»). Машенька невнятно бормочет слышанную в давние времена своей юности балладу о старом и молодом князе, о любви, страсти и о великом звере господнем волке. После всех  страстей, дуэлей, побегов и измен сбивчивый, убаюкивающий речитатив старенькой странницы завораживает и очаровывает. И кажется, что над Парижем, над Кавказом и над всей Россией раскинулась синяя ночь, висят в стылом небе крупные морозные звезды и все что было, все что волновало, трогало и будоражило – минуло. Осталась только спокойная и величественная ночь, наполненная молчаливой и мудрой любовью. 

Судя по всему, спектакль «Темные аллеи» никого не оставит равнодушным. Эстетически цельный, продуманный, выстроенный, он займет свое место в репертуаре драматического театра и, судя по всему, проживет долгую и счастливую жизнь.

Автор текста: Наталья Панишева

Фото: Светлана Ботева


Д. Богославский
Психологическая драма