Новости

Интервью с Натальей Касаткиной в проекте #театрэтомодно


- Наталья, часто ли Вы посещаете театр? 
- Да, часто, если сравнивать с какими-то мероприятиями, событиями, то театр в моей жизни бывает часто. Сейчас, к сожалению, реже, но, в целом, да. 
- Что последнее Вы видели и в каком театре? 
- Я видела гастрольную постановку Дмитрия Маликова. То, как он принес культуру в музыку, отношение музыки для людей и как показал соотношение современной музыки к музыке прошлого. По сути, это можно переложить на художественную литературу, потому что современное изображение слова и классическое сильно отличаются. Его спектакль, с точки зрения музыкальности, подчеркнул классику отношения. Идея спектакля настолько сильна, что ее можно перекладывать на другие области наук, знаний. 
- Когда Вы были в последний раз в нашем театре? 
- Пару лет назад у меня была цель – дать театральное воспитание своей дочери и племяннице, и весь год мы ходили на все спектакли, которые попадают под их возраст. 
Я говорила девочкам, что те произведения, которые есть в школьной программе, вы можете увидеть в интерпретации режиссера: как он на это смотрит. И здесь были такие постановки. Одним из самых ярких для нас был спектакль «Пеппи Длинный чулок». Он очень сильно запомнился девчонкам, так как, несмотря на их разный возраст, они посмотрели и сказали: «А вот она какая! Вот оно». Визуальное изображение того, что они читали, того, что в их головах было недостаточно оформлено, они получили в театре. Я потом их спрашивала, мне нужно, чтобы они научились об этом говорить: как, что понравилось. Им понравилось, что спектакль был очень яркий, им запомнились, видимо, через игру актеров отношения. Там же была интересно показана пара детей, которые более воспитанные, и сама Пеппи. 
- А если бы Вы пошли на вечернюю постановку? 
- Лично мне интересно все. Я человек, который близок театральному искусству, иногда я вижу насквозь, что спектакль поставлен по канонам театрального искусства, почему актер повернулся так, почему он говорит так, отчего какие-то моменты происходят таким, а не другим образом, видно кульминацию, завязку и очень много моментов. Сказать, что бы я выбрала, могу так: мне интересно все, и, наверное, это вопрос актуальности. Предположим, у меня есть свободный вечер, и сегодня что-то, что для меня актуально и я ни на что не променяю, – пойду в театр. 
- Вы приемлете современную драматургию? 
- Более чем. Для меня сейчас очень остро стал вопрос стилистики современного языка, так как мне нужно писать диссертацию, и на этом фоне я изучаю слово. То, что происходит сейчас вхождение иностранных слов и слов, которые являются для кого-то профессиональными, сильно изменило русский язык. Нельзя потерять русскую культуру в душе. Я читаю много книг по учебе, по работе, а увидеть спектакль – это очень важно. Не будет полноценного воспитания ребенка в классической литературе, в классическом слове без подачи театра. Это обязательный момент. И было очень здорово, когда раньше в школах было обязательным посещение театра. Еще больше мне нравилось, меня так воспитывали, что театр – это святыня, и в театр мы всегда ходили в платьях, брали туфли. Не потому, что вы будете сидеть пару часов и вам будет не комфортно. Потому что театр – это храм слова, и здесь даже в молчании чувствуешь мысль. Какая атмосфера! Ее надо ценить и уважать. 
- Наталья, Вы говорили, что приводили детей в театр и для Вас это было важно. Но современная молодежь в театр не ходит. Почему в кино идут семьями, а в театр – нет? 
- Это вопрос того, что является цепляющим фактором. Потому что если цепляет фильм, в котором все летает, взрывается, оживает, на сцене это, конечно, не осуществимо. Поэтому нужно формировать. Формирование идет с двух сторон: где-то это семья, родители, а где-то – это школа. Одно должно поддерживать другое обязательно. Как зацепить молодежь, чтобы она ходила в театр, надо искать. В прошлом году мы разговаривали с Дмитрием Буклансом, что умирает КВН, они не собирают залы. Он с людьми близкой ему профессии искал, куда ходит молодежь? Где она? 
Молодежь сидит в Интернете, молодежь находится там. И новое состояние фрилансера – что хочу, то и делаю, приводит к тому, что их нужно цеплять там, создавать какую-то замануху. На самом деле, молодежь больше всего перестала ценить искусство человеческой души. Спектакли Евгения Гришковца, которые проходят с потрясающим успехом, у него нет крутых декораций, у нет крутых спецэффектов, у него есть его слово. Он тот человек, который говорит свое слово без микрофонных эффектов, а люди слушают с замиранием сердца. Наверное, надо дать молодежи почувствовать кого-то сильного, популярного, как он говорит со сцены. И если их душу, сердце это коснется, то нужно будет сказать: «Приходите на спектакли за этим». Может быть, стоит попытаться дать им эту возможность. 
- Театр сейчас – это модно? 
- Если смотреть поверхностно, модно – это то, что популярно. На таких проектах делают деньги. Но, как только надоедает, так как это всегда посредственно, быстро, люди начинают искать что-то содержательное. Театр – это содержательно, и его уровень модности – это уровень заполняемости зала. Сказать, что театр модный, можно, когда зал полный. 
- Может быть, театру не надо быть модным? Может быть, это элитарное искусство, и полных залов не нужно? 
- С одной стороны, это искусство для ценителей, а с другой стороны, театр – это воспитатель культурных ценностей. Нужно популяризировать его, превозносить, адаптировать до уровня модности. Нужно делать продукты для модности, чтобы повысить трафик, когда залы будут наполнены, тогда людям можно дать что-то смысловое. А на смысловое придут ценители. Но чтобы простой человек стал хотя бы чуть-чуть ценителем, в нем нужно сначала воспитать привычку ходить в театр. 
Тема письма

Отправить отзыв о спектакле на электронную почту kdt1877@mail.ru

Д. Богославский
Психологическая драма