Новости

Михаил Лицарев в проекте "Театр - это модно"

Интервью с преподавателем ВятГУ, сооснователем литературного клуба "Борода" Михаилом Лицаревым в рамках проекта "Театр - это модно" 

- Здравствуйте, Михаил Юрьевич! Сегодня мы поговорим с Вами о современном театре, о молодежи, и главный вопрос, на который хотелось бы услышать ответ: на сегодняшний день театр – это модно? 
- Я любитель театра, но не знаток. Я человек культуры. Для меня театр – это не то, что должно быть модным. Театр – это обязательное место посещения. Исторически это один из самых древних видов досуга: вспомним древнегреческий одеон в античное время. Театр – это целое ремесло, ремесло сильное, великое. 
- Почему люди перестают ходить в театр? 
- Это касается не только театра, но и литературы, живописи, классической музыки. Потому что то, что рассчитано на массовость, оно разъедает, поедает, уничтожает. Мы живем в эпоху постмодерна. Основная проблема сейчас в том, что некому созидать. Таких людей крайне мало. Я рад, что в драмтеатре появились такие режиссеры, как Захар Пантелеев и Константин Солдатов. Это люди творческие, современные, люди с новым взглядом, которые не боятся что-то пробовать, не боятся вносить что-то новое. 
- На сегодняшний день люди не понимают, что такое настоящее искусство и какое у него истинное предназначение, существуют ли рамки и грани? 
- Есть режиссеры, у которых нет ничего святого, им безразлично, классика-не классика, Гоголь или Толстой – им все равно, они берут и лепят, что хотят. Это представители новой школы искусства. Когда в искусстве есть вольнодумство – это недопустимо. В Эрмитаже выставляли мертвых животных, отрубленные головы сов и представляли это как искусство – я сомневаюсь, что такое вот им является. 
- Вы говорите, что сейчас преобладает массовая культура? 
- Когда мы с вами говорим, что театр – это модно… Театр – это модно по одной причине: театр – это место, куда должны ходить люди воспитанные, с хорошим вкусом, интеллектуальные. Я каждый год живу мыслью о том, что мне попадутся студенты-умнички, и они мне попадаются. И только благодаря таким вещам я сохраняю веру, понимаю, что есть Люди с большой буквы. Мы не можем сказать, что все абсолютно одинаковые. В последнее время я считаю, что глупость – это порок. Нельзя не обращать внимания на глупого человека. С этим нужно бороться. Нужно бороться с невежеством, глупостью, чванством, духом мещанства – противным, заплесневелым. Театр – это модно почему? Потому что сейчас, в эпоху информационных технологий и преобладания массовой культуры в театре мы по-настоящему можем быть удивлены человеческими словами, поступками, удивлены тому, что перед нами предстает истинный человек нового времени. 
Мы говорим не о процветании интеллекта, а о его сохранении, его выживании. Модно быть умным, а для умного человека культура и искусство – вещи первоочередные. Нужно читать, посещать театр, музеи… 
- А если не ходят? 
- Молодое поколение не читает, в театр не ходят – им это не интересно. Не так давно мне молодой человек сказал, что я книгу не читал, но фильм смотрел, и все говорят, что фильм лучше. Но ведь как: посмотрев фильм, мы узнаём содержание книг «Война и мир», «Мертвые души», «Ревизор», «Анна Каренина», но это поверхностные и, зачастую, спорные знания. 
Мне очень понравился спектакль «1825. Запрещенный роман». Это восторг. Я понимаю, что были противники, многие люди вставали и уходили из зала. Но спектакль для меня очень интересен. Многие ходы невероятны, до мурашек. Тот момент, когда Николай I оглашает приговоры и затем на сцене подвешивают манекены – это невероятно сильно. 
- Как вы думаете, современным зрителям нужно говорить прямолинейно либо с применением символизма? 
- Я считаю, что, в первую очередь, не нужно подстраиваться под зрителя. У каждого искусства есть поклонники и есть противники. На все должен находиться человек. Главное, чтобы в искусстве было развитие, не было статичности, состояния полной инертности. 
Если мы говорим о развитии культуры – её крайне мало. Творчество сейчас обесценивается. Что-то интересное, оригинальное – это глоток свежего воздуха. Есть эволюция – это развитие медленное, а есть революция – это резкий переход на качественно новое. Революцию можно применить к культуре, политике, экономике. Я считаю, что драматический театр стал эволюционировать – это факт. Для революции еще рановато по причине неготовности зрителя. Зрителя нужно образовывать. Это очень хорошо, что драмтеатр стал работать со зрителем, предлагают обсуждать спектакли. Желаю драматическому театру терпения и сил для преодоления этой культурной сложности. Желаю из эволюции перейти в революцию для новых вершин и новых успехов.
Тема письма

Отправить отзыв о спектакле на электронную почту kdt1877@mail.ru

Д. Богославский
Психологическая драма